?

Log in

No account? Create an account
 
 
11 July 2008 @ 05:38 pm
"Запрещенная истина о Сребренице" Александр Павич  
 

<input ... ><input ... ><input ... ><input ... ><input ... ><input ... >Глава 7.

«Спутниковые снимки»

 

В одном из заключений Группы по исследованию Сребреницы говорится об еще одной акции в рамках медиа-политической кампании в целях искажения событий – о размахивании т.н. «спутниковыми снимками», которые зафиксировали «злодеяния» в деле:

 

   «10 августа 1995 Мадлин Олбрайт показала какие-то спутниковые фотографии на закрытом заседании СБ, в приложении к обвинению босанских Сербов, включая и одну фотографию, которая показывает людей – предположительно босанских мусульман около Сребреницы – собранных на стадионе, а также и снимок якобы сделанный после этого, который показывает близлежащую поляну с «перерытой» землей. Эти фотографии никогда не были публично показаны, но даже приняв их достоверность, они не являются никаким доказательством ни расстрелов, ни захоронений тел».

Профессор Филипп Хемонд из Лондон саут бенк университета, который в июле 2005  для нужд Группы написал краткое исследование под заголовком «Британская пресса о Сребренице», говорит об одной стороне «спутниковых снимков», которая помимо пропагандных целей преследовала и более конкретную цель. Хемонд цитирует британского журналиста Джона Свинни, который в статье для Гардиан Манчестер от 20 августа 1995 пишет, что спутниковые снимки были введены в оборот для нейтрализации

 

   «позитивной пропаганды» в пользу Сербов, картины «страданий краишких Сербов, которых изгоняла хорватская армия: людская лавина, вынужденная бежать из домов, в которых жила поколениями; сожженные здания; забрасываемые камнями Сербы, на которых спокойно взирает хорватская полиция».    

 

Однако, выполнив два дела, знаменитые снимки были скрыты от общественности, что подтверждает сообщение Нью Йорк Таймс от 11 августа 1995 года:

 

   «Американское Правительство…отказалось разрешить журналистам посмотреть эти снимки…на которых, говорилось, показаны люди на футбольном поле. Американские чиновники сказали, что снимки «строго секретны», хотя госпожа Олбрайт их показала остальным 14 членам СБ».

 

Затем прошли месяцы, а фотографии еще нельзя было посмотреть. Вашингтон пост, в связи со скрытием того, что должно было представлять одно из «коронных доказательств», известил о письме Главного обвинителя Трибунала, Ричарда Голдстоуна, отправленного в американское посольство в Гааге в ноябре 1995 года:

 

   «Судья Голдстоун охарактеризовал «качество и своевременность» объявленных данных, которые ему предоставили США, «разочаровывающими». Он жаловался на то, что ему не передали спутниковые снимки, которые бы помогли трибуналу под патронатом ООН идентифицировать массовые захоронения, которые появились после падения Сребреницы в июле».

 

А спустя более полугода игры в «прятки» с этими снимками, в своем издании за март 1996, статья в британском журнале «ЛМ» (который раскрыл и обман, связанный с т.н. снимком одного мусульманского пленника за колючей проволокой, снятый британским ITN) передает, насколько серьезно воспринимали эти снимки журналисты в том регионе:

 

   «Многие иностранные международные ТВ команды даже не потрудились поискать локацию, показанную на том снимке ЦРУ, поскольку господствовало общее согласие в медиа кругах, что это не было массовым захоронением».

 

А Рупер нам напрямую сообщает:

 

   «Подтверждение того, что компьютерный осмотр не открыл ничего, пришло в апреле 1996, когда АП цитировал слова американского подполковника Джона Батиста, что спутниковые снимки массовых захоронений показали, что на деле «их никто не трогал».

 

Со своей стороны, Джордж Памфри задает следующие вопросы, открывая, при том, что СБ также не были показаны оригинальные снимки:

 

   «Где оригинальная фотография, которую засняли разведывательные самолеты? Почему СБ не показаны оригинальные фотографии? Фотография, которая предоставлена, носит обозначение «Возможные массовые захоронения», которое, однако, дано впоследствии, т.е. данные о месте и времени, когда производились съемки, и которые автоматически вносятся на камеры самолетов, были стерты с фотографии, в то время как все другие удобные толкования снимка внесены позднее. Сама по себе, фотография может быть истолкована и вне связи с войной на Балканах. Как кто-то может знать, что фотография снята около Сребреницы, в определенное время, а не в другое время, в другой части мира?».

 

А затем нам открывается еще одно сведение, цитируя берлинский Тагесцайтунг от 17 декабря 1997 года:

 

   «…в нью-йоркском штабе ООН все документы, связанные со Сребреницей, обозначены как «тайные» в период следующих 30-50 лет, и даже не доступны Трибуналу. Это решение принято по требованию постоянных членов СБ, США, Франции и Великобритании».

 

Другими словами, крайне сомнительные «спутниковые снимки» могут безнаказанно использоваться как «аргумент» за существование «массовых захоронений» в окрестности Сребреницы в течение 30-50 лет, без возможности его проверки, т.к. доступ к ним закрыт. Также как и с «пропавшими» это можно охарактеризовать как циничную «игру без границ», которую может остановить только отказ от т.н. спутников как ценного «доказательства». П.ч., в конце концов, в англосаксонском праве, обязанность доказательства лежит на стороне обвинения, а только Инквизиция требует от обвиняемых доказательства своей невиновности.

 

Возвращаясь к обвинителю Голдстоуну, который потерял терпение из-за отказа американского Правительства уступить ему снимки, его цитирует Памфри по сообщению немецкого отделения Франс пресс от 19 января 1996, как он угрожает, что

 

   «…эксгумация захоронений станет необходима ради подтверждения идентичности трупов, времени и причины смерти, и ради расширения необходимых доказательств».

 

А затем логично замечает:

 

   «То, что здесь Голдстоун сформулировал как угрозу, должно было по идее представлять – если этот трибунал нормальный суд – первый логический шаг для установления преступления, что есть предпосылка предъявления обвинения».

 

Таким образом, в оруэлловском стиле, через Гаагский трибунал, любое поле с «перепаханной землей», которое снял «спутник» и фотографии, которые нельзя смотреть, могут послужить основой для вынесения «обвинения» и заключения. «Доказательства» могут собираться после, в неограниченный период времени, под контролем тех, кто вас обвиняет.

 

Во франкфуртской «Нови»за март-апрель 1996 в статье под заголовком «Недостающие доказательства», британский журналист Линда Райан делает вывод о практической пользе загадочных снимков:

 

   «В то время как медии занимались снимками, судьба Сербов из Краины была забыта. Поиск массовых захоронений усилился прошлой осенью. Журналисты со всего мира приехали в Боснию в поиске за телами. Команды из CNN, CBS, BBC, France 2, итальянского ТГ1, Голландского телевидения и других мест приехали в течение августа 1996. Однако очень мало что нашли. Некоторые команды даже не пытались найти футбольное поле со снимка, п.ч. журналисты и так пришли к выводу, что там не было никаких массовых захоронений. Однако об этом они не послали извещений. Более того, упомянутая фотография употребляется как возможное доказательство о существовании массовых захоронений во многих статьях и сегодня».

 

Значит, несмотря на то, что «спутниковые снимки» не подтверждены находками журналистов на месте, сообщения основных западных медиа на эту тему не изменились. По словам критически ориентированных кругов на Западе: если факты не совпадают с официальной версией, тем хуже для фактов. А по словам Рупера, который обратился к одному из т.н. спутниковых снимков:

 

   «Факты в связи с этим невероятны. Госпожа Олбрайт, как американский посол при ООН, оповестила мир, что локации около Новой Касабы, которые она показывала на снимках перед ООН, м.б. содержат около 2 700 тел. В итоге только 33 тела было открыто в Новой Касабе, на 4 различных местах, без подробной информации об обстоятельствах смерти (т.е. убиты или нет)».

Достаточно, поэтому, говорить о «спутниковых снимках» как «доказательствах резни».      

 



Ангары Склады Металлоконструкции - огнезащита металлоконструкций.