?

Log in

No account? Create an account
 
 
19 December 2009 @ 08:11 pm
Год 1992-й.  
  В четверг позвонил один уважаемый мной человек. 

- Как дела? – спрашивает. А чего говорить-то? Последний раз перед этим по телефону беседовали во вторник, а в прошлое воскресенье – так вообще виделись, в ресторане вместе обедали.

- Нормально, - отвечаю. - Потихоньку.

- Работаете?

- Работаю.

- Так, может, я не вовремя?

- Да нет, сейчас есть время как раз.

 - Да, вот Егор Гайдар умер…

Понимаю, что поговорить он хочет именно об этом. А мне об этом как раз чертовски не хочется.

- Да, умер… - Я молчу. Он молчит. Потом, вздыхая, продолжает:

- Я уже позвонил, соболезнование семье выразил. Наверное, надо и на прощание сходить.

- Ну, я-то, поймите меня правильно, никаких эмоций по этому поводу не испытываю. Родные его переживают, горюют, это конечно.

- А я ведь его еще мальчиком знал лет 11-12. Это в конце 60-х было. Их семья в Белграде тогда жила. Я дружил с ними, с отцом – Тимуром, с матерью его. Она  внучка Бажова, знаете? Сербской литературой 19 века занималась (может, и 18 – не помню – это моя ремарка).

- Ну, про Тимура Гайдара мне только хорошее доводилось слышать. Я знаю людей, которые с ним были хорошо знакомы, - уж лучше говорить про Тимура, раз уж тема такая скользкая. Но не получается. – Я понимаю, когда человека лично знаешь, да еще со времен его детства – все по-другому воспринимается. Но у меня, да и у миллионов и миллионов наших сограждан нет ни малейших причин поминать его добрым словом.

А про себя вспоминаю Олины слова: «Везде он наследил!» В смысле – Егор Гайдар. Это она о том, что сперва жил в любимом ею Белграде, потом – на не менее любимой ею Кубе.

- Да, я понимаю… Мать его в начале 90-х годов – а я часто тогда в Москве бывал и иногда заходил к ним – говорила: «Егор спас нас от голода».

Я не выдерживаю, и начинаю горько смеяться:

- Да уж конечно! Свою семью он от голода спас. А нашу – и еще тысячи – вверг в этот самый голод. Понимаете, в 1992 – 1993-м мы, бывало, по-настоящему, без преувеличений – голодали. В 1991-м тоже очень тяжело было, когда все пропало. Отдельный разговор, почему все пропало – а потом сразу вдруг появилось. Но не так, как в 1992, когда ни на что не хватало денег, которые тут же обесценивались. В 1991 было тяжело, утомительно, унизительно, хотелось яиц и сыра. А в 1992 – именно голодно. И между прочим, фигня, что очередей не стало при Гайдаре. Знаете, почему моя мать не испугалась 1 мая 1993 года, когда кроваво была разогнана праздничная демонстрация? Потому что из дома мы с ней вышли одновременно: я – на демонстрацию, она – по магазинам. А вернуться мне удалось раньше, и даже привести себя в порядок до ее прихода. Только 15-летний брат, включивший ТВ и увидевший побоище в новостях, по квартире метался. А мама пришла домой довольная: семь часов простояла в очереди – и купила дешевое мясо. Это май 1993 – полтора года «шоковой терапии».

- Да все я понимаю, я тогда часто в Москве бывал, видел, какая тут беда, - повторяет мой собеседник. 

Но я не знаю – точно ли он понимает, что это такое: приходишь домой с учебы – и только кусок сухого хлеба и смородиновое варенье с лета – которое можно с горячей водой намешать, вместо чая и сахара.  Наш разговор навел меня на мысль покопаться в своих старых дневниках 1992 – 1994 годов. Велись они с перерывами: порой записи каждый день, иногда – пропущены недели, а то и месяцы. Конечно, это не ЖЖ, не блог, а дневник «для себя». Там много всяких личных переживаний и самокопаний – вовсе не для чужого глаза. Или вещи, которые интересны только мне и близким знакомым. Много стихов – своих и чужих, а также о стихах. Есть хитрые математические задачки – с решениями и без. Но есть и то, что представляет, как мне кажется, интерес для «исторической памяти». За 16 – 17 лет , особенно с юности, человек сильно меняется. Понятно, что иногда патетический тон или наивности тех времен меня смешат или удивляют. Но из песни ушедших времен, как говорится, слова не выкинешь. Вот некоторые фрагменты жизни и интересов – моих и моих близких – времен гайдаровских реформ в 1992 – 1993 годах. В скобах - мои замечания и комментарии из сегодняшнего дня.

13.05.1992

Раньше была колбаса – мало и плохая, - но не было свободы. Теперь ни колбасы, ни свободы, ни России. Можно ли променять свободу на кусок хлеба? Для себя – нет. Даже если с голоду умираешь. А если умирает с голоду твой ребенок? Какая уж тут свобода! Вообще, свободы – не понимаю. Воля – это да.

*** 

Такого друга, как пятилетний Олег, у меня больше никогда не было. И никогда не будет.

*** 

У нас за окнами маленький вишневый сад. Садок. Сейчас сумерки, и кажется: на ветках – снег. А ночью, когда совсем темно – белые паруса на гнутых мачтах под ветром.

17.05.1992

Как легко ничего не замечать. Нищего на вокзале, например. Ноги все в язвах, а голос мощный, как у здорового. Мне всегда неловко проходить мимо нищих, в независимости от того – подаешь или нет, будто виноват в чем-то перед ними (теперь уже не неловко – и ко всему подлец-человек привыкает!). Как легко ничего не замечать. Например, того, что в нашей стране идет война. Можно называть свою страну этой – или еще лучше, «бывшей», и делать вид, что все это далеко и не с нами. Да, не с нами. Не нас убивают. Пока не нас.

21.05.1992

Вчера мама получила за работу деньги, много – 1 600 рублей. Разорились – купили баночку красной икры за 150 рублей. Поистине, это можем только мы – беситься с жиру, которого нет и в помине. (Да, бывало и такое. Наша семья всегда жила небогато, но в советские времена на еде – правда, не на икре, конечно – экономить были не приучены. Да и не было в этом необходимости. Сложно сразу отказываться от привычке к «вкусненькому», даже если понимаешь, что скоро от твоих капиталов ни шиша не останется. К тому же непросто было привыкнуть, что сегодня еще значительная сумма денег – через неделю обесценивается чуть ли не вполовину. Потом привыкли.)

*** 

Радио… Грузинские боевики расправились с группой осетинских беженцев вблизи Цхинвала. 30 человек погибло.

Ожесточенные бои в Нахичевани ( вот этого не помню, там-то что было?)

Из Бендер военнослужащие 14 армии эвакуируют свои семьи.

В Риге захвачен военный городок.

Продолжается обстрел Сараева.

*** 

И. Бродский «Об одном из стихов М.Ц.» («Новый мир», №2, 1991) «Формально М.Ц. значительнее интересней всех своих современников, включая футуристов, и ее рифмовка изобретательнее пастернаковской. Наиболее ценно, однако, что все ее технические достижения продиктованы не формальными поисками, но являются побочным – т.е. естественным продуктом речи, для которой важнее всего предмет».

24.05.1992

Как там наши в Риге? Как я здесь – без Риги? Отобрали у меня Ригу! Хотя нет, невозможно отобрать то, что в тебе. Ригу у меня можно забрать только вместе со мной. Ее люблю больше Москвы, точнее – не больше, а по-другому. Москва – моя, на нее я имею право изначально. А на Ригу – никаких. Что-то вроде неразделенной любви. Неразделенная – всегда сильнее.

26.05.1992

Вместо стипендии мне – нам – шиш и даже без масла. А мы так рассчитывали на эти деньги! От наших пятидневной давности капиталов мало что осталось. К тому же я завтра – выходной – собираюсь в Дом книги. Что там делать без денег?

*** 

По радио…

Молдавия собирается объявить войну России.

Окуджава, узнав о расстреле грузинскими боевиками осетинских беженцев, отказался петь на своем концерте «Грузинскую песню».

Разговоры в автобусе.

В Дмитрове хлеб продают только по паспорту (прописке). Спички – по карточкам. 

От всего этого можно свихнуться, непонятно – как только еще не свихнулись. А такая весна! Потеплело. Цветет черемуха, сирень зацветает. Запахи, солнце. Как могло бы хорошо быть. (Сейчас вдруг вспомнился Павич, Звездная мантия» - «Весна, а я живу в Югославии». Хотя мы-то в Москве жили)

27.05.1992

Сегодня по телевизору. Р. Хасбулатов, клянущийся своей совестью… Е. Гайдар, по его словам, за последнее время очень вырос. На счет «вырос» - не знаю, а вот потолстел – это точно. Он уже на человека не похож. Безглазый «гуманоид». Хасбулатов: «Какие-то силы всегда встают на пути России в моменты ее подъема». Какие??

31.05.1992

Последний день весны. Завтра лето. Самые лучшие запахи – травы, влажной земли, сирени. Так пахнет только майскими вечерами.

4.06.1992

Опять все подорожало. Белый хлеб теперь стоит 10р. и 12 р., а черный – 3 р. 60 к. Говорят, что и еще подорожает. Это в связи с подорожанием энергоносителей. Молоко, якобы, будет стоить 20 р. литр. Посмотрим. Наше «родное» оккупационное правительство действует под диктовку МВФ, о чем, не стесняясь, заявляет во всеуслышание. 

12.06.1992

Сегодня объявили праздник. Называется «день освобождения» или что-то в этом роде. Интересно, от кого освободились? Хотя даже и неинтересно. И так все ясно. Мы были колонией до прошлого года, а теперь перестали ей быть? Или наоборот? От этого «наоборот» тошно.

19.06.1992

История. Изобрели машину времени. Построили. Один предприимчивый сообразил: с теперешними деньгами, когда минимальная зарплата 900 рублей, отправился в прошлое - год этак 1984, можно и в 1987, но в 84-ый интереснее – и накупил там продуктов по прежним цена. Пакет молока – 36 к, теперь – 10 р, 1 кг картошки – 10 к, теперь – 8 р., масло – 3.60 кило, теперь – 120 – 200 рублей, сахар 1 кг – около рубля, теперь – 67 – 100 рублей и т.д.

Понравилось. Сделал системой. Что дальше? Вариантов много. Ну, например, случайно не проследил – и расплатился в прошлом новой купюрой. Решили, что фальшивомонетчик. Провели экспертизу, установили, что купюра – не кустарщина, да и год выпуска – 91-ый – это в 1984-то!  Пришлось предприимчивому колоться. Показал он и машину, и в будущее свозил. Посмотрели люди на свое будущее, тихо ужаснулись, вернулись в 84-ый – и???

А, может, предприимчивому не удалось удержать свою машину в секрете. Такое ведь трудно спрятать. И начались паломничества из нашего 1992-го в 1984-ый за продуктами, а потом и из 1984-го – в 1992 на экскурсию. А, может, за «свободой» и «демократией»?  Или же паломничества за продуктами стали такими массовыми, что весь 84-ый объели. Начался голод – в 1984-м, а там?..

Или же во избежание голода в 84-ом был принят закон, строжайше запрещающий путешествия во времени, но его, конечно, все равно нарушали. И возникли целые лагеря заключенных «путешественников».

Или началась вражда между людьми 84 г и 92 г. Вся пикантность ситуации, что ведь это одни и те же люди враждовали сами с собой в прямом смысл этого слова.  

(Эту мою придумку мы с братом Олегом в то время обсасывали и обсуждали часто. У него богатая фантазия, он еще больше всяких вариантов сочинил. Однако характерно, что все варианты так или иначе крутились у нас тогда вокруг жратвы, что, естественно, сокращало возможности. Не менее характерно, что ни ему, ни мне не пришло в голову, что люди 84-го могут совершать паломничества за покупками в благословенное время Гайдара, только наоборот – мы во времена, в которые «ничего не было»).

26.06.1992

22 июня утром началась настоящая война в Приднестровье. Погибли сотни человек в Бендерах, десятки – в Дубоссарах. В Бендерах расстреляли выпускной десятый класс.  22-го же, в 4 часа утра жестоко разогнан пикет у Останкино. 22 июня – всем памятный день. И эти новые фашисты пытаются обвинить в фашизме свой народ? Маленьких предательств не бывает, как и маленьких побед. Любое предательство – предательство. Любая победа – победа. Что можно ждать от государственного устройства, при котором слово патриот – ругательство?  

6.07.1992

Собрались в Ригу дней на 10, но пока еще точно неизвестно. Там, говорят, цена билета наземного транспорта – 4 рубля. Это, конечно, мрак. Но – не знаю. Боже, как хочется в Ригу! Разок бы вдохнуть этого воздуха – и можно жить дальше, можно обратно. В Москве:  Белый батон – 12 р Масло сл. 1 кг – 125 ор 1 кг сахара - 75 р. 1 кг вареной колбасы – 105 р. И больше.

(В июле и августе почти никаких, кроме рижских – в Ригу мы все-таки поехали – записей нет. Выбирать не из чего. А некоторая часть рижских записей была мной использована в посте об августе 1991-го). 

30.08.1992,вечер

Завтра последний день лета. Опять учиться. Что же это такое – каждый сентябрь столько уже лет – учиться. Так всю жизнь проучишься, в итоге ничему не научившись… …Сегодня выкапывали картошку. Подворовывали, а точнее, добирали не добранные кем-то клубни. Так что не очень-то и подворовывали. Теперь палец сильно порезан. И боюсь столбняка. Вечная моя мнительность! Еще не хватало от столбняка помереть.

(Что касается картошки – подворовывали, подворовывали, нечего совесть успокаивать. Это было в деревне Абрамцево, до которой с нашей московской окраины полчаса пешком. Зато там еще был совсем недавно брошенный огромный яблочный и грушевый сад. Ничего еще не одичало, урожай был огромный, но его никто не собирал, кроме таких же, как мы, охотников за едой. И не охранял никто. Его мы обирали безо всяких угрызений совести. А еще собирали боярышник. В общем, готовились к зиме.)

3.09.1992

Меня пугают эти тыщи. То есть уже привыкаешь, но вдруг заново ощущаешь: семейный доход – 5 тыщ. Три года назад – это же баснословная сумма. А хлеб?? 12 – 16 рублей батон. Люди не пугаются, потому что до них не доходит. А не доходит потому, что СЛИШКОМ. Слишком огромно! Не умещается в сознании. Лучше не сравнивать – свихнешься. Но не сравнивать, ни о чем не думать, станешь одноклеточным. Еще хуже!

10.09.1992

В прошлую субботу были на Патриарших прудах: там по случаю Дня города и в честь близящегося цветаевского юбилея был праздник. Все-таки это как-то пОшло – вместе любить. Любить надо поодиночке. А рок-опера «Царь-девица» вообще ничего не стоила. Не люблю, когда что-то за чужой счет делается. Не могут создать самоценного, так к чужому гениальному, как Петров крест прицепляются.  Заварки нет, чаю не попить – скучно. Стипендии, а, стало быть, денег – тоже. 

15.09.1992

В Челябинске молодая семья меняет новорожденного ребенка на двухкомнатную квартиру.

25.09.1992

Дали стипендию за три месяца – 2 208 рублей. Куплено: 2-ой том Марины Цветаевой – 40 р., Ходасевич – 45 р., учебник (не переоцененный) – 1р. Черт, еще на единый надо сдать! Деньги очень мешают. Когда они есть, сразу много хочется купить. Но на все не хватает, а выбирать – мучительно. Без денег, определенно, лучше. Особенно, если есть жратва. Жратва есть. Пока.

*** 

Сегодня были в доме М. Цветаевой на Борисоглебском. Там выставка. Но цветаевскую квартиру, флигель, еще не открыли.

*** 

Видели очень худую собаку, ребра просвечивают, - с очень толстым хозяином. Собаку – жалко, хозяин – гад, сам жирный, а животное довел.

*** 

Ваучер – ваучеризация – волчеризация. Всем дадут ваучеры, все станем волками. 

(Эх, лучше бы волками стали, а не баранами на заклание! Это я из сегодняшнего дня, конечно.)

4.10.1992

Олегов сон. Мы втроем – я, он, мама – едем в Ригу. Перед самым вокзалом, когда поезд переезжает через мост, он – поезд – вдруг взлетает и летит над Даугавой в направлении к морю. Паника, все высовываются в окна. Мама: «Олег! Прекрати панику и допивай чай. О том, что поезд летит, слышать не хочу – так не бывает!» А поезд летит. Потом опускается, но подъезжает к Риге с другой стороны. Мама возмущается: «Безобразие!» Я веду себя непонятно: сижу в углу и никак не реагирую.

Мой сон. Непонятный. Сперва – машина времени с двумя красными ручками, потом стреляют.

( Машина времени – стрельба – число записи – 4 октября. Моя проклятая бессознательная интуиция на плохое! Ровно через год в Москве будут стрелять – и еще как!)

4.10.1992, 21.15

Мама простудилась, и я сегодня вместо нее дежурю «сторожем». А что? Чем я не сторож! В этом старом арбатском доме, если не принимать внимание чад от чебуреков и холод с улицы, по-своему уютно. Особенно лежа под чужим спальным мешком и почитывая «Дэвида Копперфильда». Ах, эти сказочные диккенсовские бабушки и тетушки, которые так вовремя находятся или помирают, оставляя наследство! Кто бы мне… Ну да ладно, плевать… Каким-то невероятным усилием воли – моей, конечно – удалось сегодня заставить Олега построить две параболы. Но, кажется, - мало. Он совсем неуч стал и лентяй.

5.10.1992

Сижу на занятиях. После сна, как в поезде на дежурстве, состояние почти по Цветаевой. «После бессонной ночи слабеет тело, милым становится и не своим – ничьим. В медленных жилах еще занывают стрелы и улыбаться хочется, как Серафим»…

15.10.1992

13-го выпал первый снег при морозце, на мерзлую землю и еще зеленые листья. Пролежал почти три дня – сегодня к вечеру растаял. От такой ранней зимы – смутно и тоскливо.

24.10.1992

Дают ваучеры. Выяснилось, что такого слова в английском языке нет. Стало быть, русское. В Таджикистане черт те что делается. Сегодня было землетрясение в Грузии (?- почерк у меня всегда был хреновый, не могу точно разобрать слово). В Абхазии сейчас вроде потише.

26.10.1992

Новости! В Литве на выборах победил Бразаускас. Итак, вместо Ландсбергиса и Саюдиса – хотя Саюдис, конечно, никуда не денется – Бразаускас со своей, как биш она теперь называется, партией. Все-таки бывший коммунист, хоть и отколовший первый свою КПЛ от КПСС. Но все-таки – коммунист! Что то теперь будет? Честно, даже не верится. Хотя, может, и ничего не будет. Сейчас вообще делается что-то непонятное и в Москве. Какой-то Фронт национального спасения: Шафаревич, Василий Белов, Распутин, еще Бабурин, Проханов, а с ними – С. Умалатова, Зюганов, А. Невзоров, Макашов, Да, там же и лицо Лимонова мелькало. Такие разные – что получится?  Но какая-то настороженность в атмосфере. Ельцин – то туда, то сюда. Депутатов, по-моему, уже в открытую ненавидит. Всех. А на месте Шеварднадзе надо бы застрелиться!

Анекдот. Глупо и не смешно, но и смешно. 

Ельцин и Бурбулис разгадывают кроссворд. Бурбулис: «Верховное существо, владыка мира, из трех букв, первая – «б». Ельцин: «А, ну это легко. Пиши – Буш».

28.10.1992

Обещанный на сегодня конец света, кажется, не состоялся. Впрочем, до конца суток еще 2,5 часа.

3.11.1992

Ельцин и иже с ним – а иже с ним, кто только не… И Попов, и Лужков, и в кого ни кинь – не иуды. Иуда на осине повесился. От этих, как же, дождешься, - повесятся они!... Всё и всяк предадут, лишь бы жить всласть и иметь деньги.

7.11.1992

Итак, сегодня 7 ноября 1992 г. Годовщина моего рождения и 75-я годовщина Октябрьского переворота. Как ни странно – день остался праздничным. Хотя… Какой праздник, когда кругом беда? …

А ноябрьский ветер лютый
Разметает осколки дня. 
Жалко праздничного салюта,
Хоть и был он не в честь меня..

(Это намек на мою детскую убежденность – лет до 5-ти, что салют 7 ноября из-за того, что у меня День рождения.)

25.11.1992

Из событий дня.  Вчера Ельцин отправил в отставку Е. Яковлева – Гостелерадио. Сегодня – Полторанина, министр печати. «Демократы» пускают слюни и злятся. Вспомнили даже недавнее коммунистическое прошлое так горячо любимого ими президента.

3.12.1992

З-ий день идет Съезд народных депутатов. Что говорить? Да нечего говорить! 1 кг сахара – 150 р. 1 батон хлеба – 25 – 35 р. 1 кг масла - 240 р. 1 кг картошки – 33 р. Если посмотреть на разнузданность нашей прессы и жирные рожи вождей – никаких слов не понадобится. А в Таджикистане – стреляют. В Азербайджане – стреляют. В Армении – стреляют. В Абхазии – стреляют. В Осетии (теперь Северной) – стреляют. Перестроились…

11.12.1992

Вчера Ельцин потребовал провести референдум, за кого народ – за него или за Съезд. Съезд обвинил в консерватизме и саботировании реформ. Да, накануне забаллотировали Гайдара на премьер-министра. Обозвал по нехорошему Хасбулатова. Тот оскорбился и ушел со съезда. Ельцин увел с собой 150 – 200 своих сторонников с целью нарушить кворум. Но кворум остался. Было страшно, как при перевороте.

Впрочем, все страшное прошло без меня. Мы-то на занятиях сидели, учились, дурью маялись, ничего не знали.  А когда уже дома – к тому времени выступили Грачев, министр обороны, и министр МВД, которое сейчас по-другому называется. Они сказали, что будут действовать в рамках Конституции. Ельцин поехал на АЗЛК вербовать сторонников среди рабочих. Выступил какой-то «коммунист», кот. Сказал, что хоть и коммунист, но за Ельцина. 

Демократы срочно собрали митинг на Васильевском спуске. Лозунги: «Долой съезд!», «Ельцин! Гайдар!», «Референдум – немедленно!». Подписи собрать до 13.12. Я, значит, еду в центр. Про Васильевский ничего не знаю. На Манеже – пусто. Думаю, надо идти к гостинице «Россия». Красная площадь, конечно перекрыта – Лужков постарался – грузовиками.  Вдруг смотрю – знакома рожа. Вокруг небольшая толпа. Подхожу ближе – Анпилов с мегафоном. Говорит – пошли. Ну, я и иду вместе со всеми. Думаю: уж они-то знают, куда идти. Идем долго, потому что всюду перекрыто. Мне чуть-чуть не по себе. Не ясно же – куда идем.  Народ – из «Трудовой России», профессиональные «митингаторы», многие друг друга знают. Я – третий лишний. Но назвался груздем – полезай в кузов. Встаю в тесные ряды и иду, хоть и испытываю чувство неловкости и даже почему-то брезгливости, будто в чужой одежде.  Люди смотрят на нас, как на идиотов. У памятника героям Плевны еще кучка людей, человек 40 – 50 с лозунгами и знаменами. Красные, советские флаги и червонные со Спасом нерукотворным. Колонной человек в 100 пошли к Васильевскому спуску. Впереди – милиционер. По дороге чуть не случилась драка.  У Покровского собора с одной стороны – между собором и «Россией» - «демократы». Человек около 3 тыс. С другой стороны Покровского собора – «Трудовая Москва», Патриоты и др., тоже тысячи три. Мы идем туда.  Не митинговали – заорать пытались «демократов» : «Ельцин – Иуда, Гайдар – предатель». Люди – разные. Но все объединяет желание сыто и хорошо жить, не бояться за своих детей. А в глазах – ненависть к тем, с другой стороны. 

«Демократов» было хорошо слышно: они поливали грязью депутатов, особенно бывших соратников: Травкина, а заодно и Руцкого. Уж про Бабурина с Астафьевым М. я и не говорю. Требовали немедленного референдума. «Хасбулатов – иуда!». Я с большим трудом пробираюсь к «демократам». Всюду перекрыто, нигде не пройти. Но плету какому-то милиционеру, что мои демократические убеждения столь сильны, что без этого митинга я не переживу. Он поверил и пропустил.  Про тех, что на трибуне, не буду – сволота… А люди… Те же люди, что и мы. Хотят нормально жить и счастья своим детям. И та же ненависть в глазах. Будь не по 2 – 3 тысячи с двух сторон, а по 20 – 30 тысяч, не помогли бы ни милиция, ни перегородки… Ведь не в съезде, не в Ельцине, не в Гайдаре дело., а перережут друг друга люди.

(В этой давней записи я несколько нарочито пытаюсь занять нейтральную позицию. Тем не менее, никакой особой нейтральности во мне не было. Моя нелюбовь к «демократам» и ненависть к Ельцину и К – сформировались давно и прочно. Не было и привычки ходить по митингам (хотя этот был уже далеко не первым, а первый – в январе 1992-го), а снобизма хватало. Толпа – фи… Отсюда и рассуждения про брезгливость.)

17.12.1992

Вот так живешь – усталый, одинокий и злой. Ненавидишь людей – и весь мир. Мечтаешь сбросить на него пару термоядерных бомб, чтобы стало спокойно и гармонично во вселенной – без миллиардов этих суетящихся людишек. И тут узнаешь, что оказывается, в ночь с 7 на 8 декабря на Землю с большой долей вероятности мог упасть огромный астероид. И никаких бы ядерных – термоядерных не понадобилось. Сразу – всё!  Но слава Богу, астероид пролетел мимо. Узнали об этом сегодня – и как-то мне сразу перехотелось уничтожать мир. Он и без того хрупок – на ниточке. Пусть живет. Пусть живут люди. Ведь на земле – музыка Бетховена и стихи Цветаевой. Неужели все это может пропасть от какого-то глупого астероида или бомбы?..


Это последняя – из не стихотворных – записей в моем дневнике за первый год после СССР, первый год шоковых – гайдаровских реформ, год 1992-ой. Естественно, всю сугубо личное, а также стихи и задачки, что занимает основной объем записей – мной здесь не приводится.  Потом, может, будет и 1993-й. 

Стоматология для Вас - имплантация зубов.
 
 
 
Михаилmixjam on December 19th, 2009 05:17 pm (UTC)
Я понял о ком Вы. Он мне то же самое сказал. Дескать, так и так, маленьким еще помню...
Ну, ладно, думаю, Бог с Вами...
lazar_krlazar_kr on December 19th, 2009 05:33 pm (UTC)
Чего-то с форматированием такое случилось. После копирования из ворда - не только абзацев - вообще никаких пропусков. Все одной строкой. Пришлось временно скрывать пост - и редактировать.

Ясен перец, вы поняли, о ком это. Причем БС явно было предо мною как-то недовко, и такую мою реакцию он ожидал. Но вот все равно захотелось обсудить.

Но вообще-то пост этот - не ради разговора, а ради моих старых дневников, которые этот разговор спровоцировал перечитать.
Михаилmixjam on December 19th, 2009 05:43 pm (UTC)
с форматированием теперь постоянно глючит - приходиться редактировать
вероятно, какие-то новые настройки в ЖЖ появились, раньше такого не было
да, дневники с интересом прочитал - многое навеяло...
Энкуатроkybaman on December 20th, 2009 03:01 pm (UTC)
грустно.
(Deleted comment)
lazar_krlazar_kr on December 21st, 2009 07:19 am (UTC)
Угу, спасибо. Мне в голову запало про не то 18, не то 19 век. А литература, наверно, по ассоциации с Бажовым вылезла. Я телефонные разговоры не записываю, естественно - даже с самыми уважаемыми людьми. Так что собеседник, вероятно, все правильно сказал.