Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

космет

(no subject)

                 Ужин
Боже правый, верни мне тот закоулок мира,
Где я жму каждый вечер на кнопку звонка в квартиру,
Где меня поджидающий, чуть подстывший, ужин
Не с едой рифмуется – с ласковым словом «нужен».
Это слезы и сопли, - скажешь? Согласны, знаем.
Подари мне вечер такой – единственный – вместо рая.
Вместо жизни вечной – вечер прошу и ужин,
А за ужином смех и  разговор досужий.
Не молчание, только бы не молчание,
Не сидящее рядом  задумчивое отчаяние.
 Всякий раз уступаю ему  сраженье,
Да свидетель –  лишь в зеркале отраженье.
… Скрип ключа в замке все тем же звучит молчанием.
Разогрею ужин – нам, на двоих, с отчаяньем.
                                    24.10.2019
космет

(no subject)

Праздник без запаха пирогов
И без гостей конечно.
Солнце, слепившее нас в Покров ,
Больше не будет прежним.

Мамочка, кофта твоя бела,
Астры в кувшине алы.
Мама, не спрашивай, как дела,
Лучше бы ты не знала...

Все отгоревшие октябри,
С привкусом слез и моря...
Мама, к себе меня забери ,
Пусть не сейчас, но вскоре.

Кабы мне горе допив до дна ,
Контур уаидеть а темных
Окнах. Но я навсегда одна
И навсегда бездомна.

Солнце, слепившее нас в Покров.
Шаром в еловых лапах.
Дом- это даже не стол и кров.
Голос родной и запах.
14.10.2019

космет

(no subject)

***
Одиночество пахнет соседской сдобой,  дождями в еловых лапах,  яблочным джемом,  печеной рыбой. Соседка сует пироги, мол, на вот, попробуй. Друзья угощают джемом. Беру даже рыбу. Ну,  ладно, не ем ее…   Буду вдыхать дымный запах, дорожный, нечаянный. И всем  отвечать «спасибо, спасибо, спасибо». Не разговор,  а все-таки и не молчание. Так даже легче – какая не пройденная дорога! Есть и друзья, и соседи, и яблочный джем со сдобой,  в конце концов даже рыба… Снова прощать и  прощаться?  Знаешь, слова, калечат,  так что не трогай их.  Просто скажу «спасибо». И  можно не возвращаться.
8.09.2019
космет

(no subject)

Лидер Сербской радикальной партии (СР)  Воислав Шешель перед входом в скупщину Сербии обругал хорватскую парламентскую делегацию и  сжег флаг Хорватии. Когда  члены хорватской делегации, не видевшие инцидента, узнали о нем из информации, размещенной на  сайте СРС, они прервали визит в Сербию. Такое решение было принято после телефонного разговора председателя Хорватского сабора Горданы Ядранкович с премьером Хорватии Андреем Пленковичеми.
Председатель парламента Сербии Мая Гойкович и премьер-министр страны Ана Брнабич резко осудили поступок Шешеля.
****
Данас је др Војислав Шешељ, председник Српске радикалне странке, око 12.00 часова ушао у зграду Народне Скупштине Републике Србије. Са њим је био народни посланик радикала Филип Стојановић.Када је на улазу у Скупштину угледао хрватску заставу, притрчао је, оборио стег на бетон, покушао да исцепа заставу, а онда су је он и Филип Стојановић газили ногама.Пет чланова обезбеђења нису били у стању да им отму заставу и стег. Кад су завршили са гажењем заставе, ушли су у скупштинско предворје, где се налазила цела делегација Хрватског сабора. Шешељ им је пришао и рекао: Сад сам вам тамо напољу изгазио усташку заставу, јебем вам мајку усташку свима!“, а затим је продужио у скупштинску салу да обавља своје редовне посланичке дужности.


11
космет

Красный календарь

Мой ЖЖ назван именем одного из моих любимых рассказов Милорада ПАВИЧА.

 Он хорош еще тем, что, думаю, понравится разным моим френдам - в смысле, с противоположными политическими предпочтениями. Главное, чтобы они  совпадали с Павичем на ином уровне - ну, как я совпала.
 Но не примину заметить - да, наш Красный календарь пошел вспять, мы много дней потеряли - за тот, особенный. Но все эти дни мы вернем сторицей.


Красный календарь

В среду 25 октября 1917 года мы лежали в стрелковой цепи перед Зимним дворцом, который дымился в тумане, и все перестали в то утро видеть мир в цвете. Было около десяти тридцати, когда нам раздали свежеотпечатанную листовку за подписью В. И. Ленина. В ней говорилось:

К гражданам России.
Временное правительство низложено. Государственная власть перешла в руки органа Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, Военно-революционного комитета, стоящего во главе петроградского пролетариата и гарнизона.
Дело, за которое боролся народ: незамедлительное предложение демократического мира, отмена помещичьей собственности на землю, рабочий контроль над производством, создание советского правительства, – это дело обеспечено.
Да здравствует революция рабочих, солдат и крестьян!
25 октября 1917 г.
10 ч. утра
В. И. Ленин.

Я дважды внимательно прочитал листовку и ничего не понял. Листовка была написана в десять часов утра, получили мы ее, как я сказал, в пол-одиннадцатого, но на тот момент не только ничего не было обеспечено, но вся моя часть лежала в траве и снегу перед Зимним дворцом, который дымился в тумане, не взятый, как и раньше. Временное правительство не только не было низложено, как было сказано в листовке, но и спокойно совещалось, и в то время, пока листовку распространяли, министры в перерывах между заседаниями ели щи, осетрину и артишоки. Мы же продолжали лежать на улице, настал полдень, от пристального наблюдения за дворцом у меня потемнело в глазах, опустилась ночь, мое лицо так съежилось от холода, что я мог облизать себе брови. Намотанные на мои ступни дороги ждали и чесались. Только около полуночи мы встаем, штурмуем, берем на заре дворец, почти на двадцать четыре часа позже, чем утверждала листовка, и арестовываем членов Временного правительства. В спешке, помню, я опрокидываю тарелку с остатками артишоков и осетрины, а затем арестовываю министра Ю. А. Маниковского, как мне и было приказано. Усталые, выполнив задачу, мы ложимся на рассвете и просыпаемся с каким-то странным чувством.

В народе говорят: чтобы стряхнуть с себя сон, надо застегнуть пуговицы. Как только я очнулся от сна с усом в зубах, мне показалось, что утро какое-то не такое. Я застегнул пуговицы, закурил папиросу и завязал из дыма узел. У меня было странное ощущение, что в то октябрьское утро 1917 года два дня, среда и четверг, поменялись местами. Парень рядом со мной, в папахе, прогоревшей от помета чаек, был уверен, что лег спать в среду 25 октября, а проснулся в четверг 26-го, но я почему-то его уверенности не разделял. В общем, вот что происходило дальше.

Я вышел на Неву с чувством, что проверить все очень непросто. С минуту наблюдал, как птицы тенями крыльев сгоняют рыбу на мелководье подо льдом. Одна чайка уронила мне на руку помет, и волосы в этом месте тут же поседели. Вдруг я почувствовал голод. Из одной рукавицы извлек рыбу – недоеденный солдатский паек, из другой – щепоть соли и шкалик водки. Нарезая рыбу штыком, соль держал во рту. Потом выплюнул ее в рыбу. На вывернутый камень налил немного водки, поджег ее и испек себе завтрак. Ел я на ходу и с группой матросов с «Амура» читал по дороге плакаты. На мосту у Мариинского дворца мы остановились, чтобы купить свежие газеты, и, только развернув их, я обратил внимание на то, что держу в руке. Это был «Вестник Временного правительства», официальный орган министерства, членов которого мы сегодня ночью арестовали. Номер был только что отпечатан в Петрограде, на нем стояла дата 26 октября 1917 года. Сообщалось, что в Петрограде спокойно, Временное правительство заседает и издало декрет о назначении десяти новых сенаторов, причем декрет подписал министр Ю. А. Маниковский, которого я этой ночью лично лишил свободы.

«Чтоб его черти побрали!» – подумал я и решил проверить.

Маниковский сидел в Петропавловской крепости, как и остальные министры Временного правительства, жевал табак пополам с хлебом, и, без всяких сомнений, провел там все время со своего ареста!

Я вышел на улицу и приблизился к баррикадам. Нет времени философствовать, подумал я, надо и поработать. Я посмотрел поверх бруствера и увидел с другой стороны «белого», курящего трубку.

«Для тебя, приятель, все еще среда», – подумал я и сообразил, что он целится в меня. Я знал: никогда не стреляй, стоя на месте, если не хочешь, чтобы в тебя попали. Тем не менее выстрелил, не двинувшись. Я заранее знал, что «белый» попадет в меня, и подумал: «Жаль, не увижу, попаду ли я!»

И однако же увидел! Потом, когда меня перевязывали, ломал голову: «Он стрелял раньше меня, я позже, и все-таки я видел, как попал в него. Выходит, что моя пуля летела быстрее. Почему?»

И тут я вернулся к дням, которые поменялись местами. Его выстрел, рассчитывал я, направлялся из среды в четверг, то есть следовал «по шерсти» времени. Моя же пуля, напротив, летела из четверга в среду, то есть навстречу времени. Таким образом, время помогло ей лететь быстрее, она летела за счет движущей силы истории. Потом я плюнул и пришел к выводу, что все это вздор. Но листовку я теперь понял.

Временное правительство опоздало с декретом на один день, а Ленин со своей листовкой на день поспешил, и потому правительственное 26 октября относится к 25-му, а ленинское 25-е – к 26 октября 1917 года. Правительственный четверг стал ленинской средой, а Ленин прошедшую среду выдал за предстоящий четверг. Его среда стала четвергом прежде четверга. Благодаря этому он получил день форы, как в шахматной игре. Так возникло двадцать четыре лишних часа, и так все двинулось и стало развиваться с преимуществом во времени.
Красный календарь был запущен.
Но рано или поздно тот день, что был украден, придется вернуть.

космет

Перед зимой

                ***
Не поймешь – один или со всеми,
Долгожданный гость или незваный.
Табаком и кофе пахнет время
В крагуевской маленькой кафане.

За стеклом неразличимы лица,
Над дверями звякнет колокольчик –
Мы по обе стороны границы,
Путь не кончен – никогда не кончен.

Так легко войти и выйти сдуру,
Посчитав границы плевым делом.
Старики расставили фигуры
В уголке кафаны черно-белом.

Разберись – по центру или с краю
Курим, кофе пьем, считаем сдачу.
Мы играем, нами ли играют –
Победитель ничего не значит.

Не поймешь – один или со всеми.
Вот и солнце прячется за крыши.
Табаком и кофе пахнет время,
Мир все тот же, да зима все ближе...
                                      23.11.2016, Крагуевац

IMG_4089

Collapse )
Зима в Сребренице
Сквозь темноту прорежется
Наших следов тропа.
Снежные строки Сребреницы –
Завтрашняя судьба.

Манит детей забавами
Зимнее торжество.
Близится не кровавое –
Белое Рождество.

Вечно здесь не продержится
Злобное воронье!
Сербские строки Сребреницы –
Будущее ее.
                  1.12.2016, Карно, Республика Сербская

IMG_4208
космет

Ереван, 1990-е

Текст не мой (фото, есественно, тоже). Откуда - не знаю. Но рассказам моих армянских друзей, в то время бывших школьниками, соотвествует.

Темные годы


1(0)
Произнесите в присутствии любого ереванца эту фразу — «темные годы», и вы увидите, как исчезнет на мгновение улыбка и по лицу пробежит мрачная тень. И есть отчего. В эти несколько лет — с 1992-го по 1995 год — Армения пережила никем не замеченный апокалипсис в масштабах отдельно взятой маленькой страны, агонию, в которой расставалась с предыдущей своей жизнью. Но тогда казалось — с жизнью вообще…
Collapse )
космет

(no subject)


     
     Покойный президент Сербии и Югославии Слободан Милошевич в ночь перед смертью в камере Гаагского трибунала плакал над рисунками внука Марко, - рассказывает бывший министр внутренних дел Македонии Любе Бошковски, сосед Милошевича по тюрьме.
     
     Бывший македонский министр, которого судили в связи с якобы совершенными им преступлениями над албанским мирными жителями в 2001 году был последним с кем Милошевич разговаривал вечером перед смертью.
     
     - Он пригласил меня в свою камеру, но я был в тот вечер в не особо хорошем настроении. Это было где-то в 20.05. Он показал мне рисунки, которые нарисовал его внук Марко, который вместе с мамой Милицей, снохой Слобо был единственным, кто навещал его в тюрьме. Он не видел их уже несколько месяцев и с нетерпением ждал, когда же снова их увидит. Он был грустен и когда он смотрел на картинки с надписью «Дорогу дедушке» взгляд его был каким-то отсутствующим, - рассказывает Бошковски в интервью загребской газете «Вечерни лист». 
Collapse )    


Компрессионные чулки купить в каталоге и компрессионные чулки купить. Купить компрессионные чулки.
космет

(no subject)

Тут народ принялся писать об энном количестве случайных фактов своей биографии. Ну и мне тоже захотелось. Только вот сложно понять, что в ней все же случайное, а что фундаментальное - или проявление такого фундаментального. Потому напишу о том, чего не люблю или боюсь: в этом, по-моему, случайного все же больше, хотя...

1. Ненавижу рано вставать. Рано - это до 11 утра. До 9 утра - это очень рано, вообще невыносимо. Последние почти уже пять лет в будние дни приходится вствать в 6.30.

2. Кроме лавийских шпрот, а также красной и черной икры, не люблю почти ничего рыбного и прочей морской и речной продукции. Особенно ненавижу суше. Терпеть не могу фастфуд, включаяя  макдональдсовский: гамбургеры, чизбургеры и прочие бурги - и вовсе не из-за здоровья или политики. Просто гадость. Еще не люблю геркулес и рассольник, а также пепсиколу и кокаколу. В Квасном патриотизме меня тже не обвинишь: не люблю и квас. Пиво не терплю. 

3. Лет с пяти боюсь собак . С возрастом пришлось научиться страха не показывать, а с некоторыми псинами (родственников и друзей) даже подружились, но все равно не люблю и боюсь.

4. Ненавижу опаздывать - и когда другие опаздывают. В последнее время случается приходить невовремя из-за жуткого московского транспорта. Меня это очень нервирует.

5. Из математических дисциплин самой нелюбимой была линейная алгебра.

6. Ужасно не люблю ходить в парикмахерскую. Парикмажеры вгоняют меня в аут вопросом: как вас подстричь? Но ведь это они парикмахеры, а не я!

7. Терпеть не могу запахи  бензина, ацетона и масляной краски.

8. Почему-то ужасно не нравится Лариса Долина. Признаю за ней наличие таланта и голоса, но смотреть на нее не могу - что-то такое во внешности. Вот есть человеческие существа куда худшие - в внешне, и вообще: та же Карла или мадам Олбрайт. Но ни на кого больше так не реагирую.

9. Боюсь работников ЖЭКа, администраторов в магазинах и т.п.  К сожалению, общаться время от времени с ними приходится.

10. Свирепею, если во время фильма ломается ТВ-антенна, виснет комп или вообще выходит из строя техника.

11. Не люблю лифтов. До 5 этажа включительно хожу пешком.

12. Ужасно, когда хороший, милый, умный и образованный человек оказывается графоманом и просит оценить его творения (обычно поэтические).

Бытовки. Производство - бытовки бу.