?

Log in

No account? Create an account
lazar_kr
24 October 2019 @ 07:27 am
                 Ужин
Боже правый, верни мне тот закоулок мира,
Где я жму каждый вечер на кнопку звонка в квартиру,
Где меня поджидающий, чуть подстывший, ужин
Не с едой рифмуется – с ласковым словом «нужен».
Это слезы и сопли, - скажешь? Согласны, знаем.
Подари мне вечер такой – единственный – вместо рая.
Вместо жизни вечной – вечер прошу и ужин,
А за ужином смех и  разговор досужий.
Не молчание, только бы не молчание,
Не сидящее рядом  задумчивое отчаяние.
 Всякий раз уступаю ему  сраженье,
Да свидетель –  лишь в зеркале отраженье.
… Скрип ключа в замке все тем же звучит молчанием.
Разогрею ужин – нам, на двоих, с отчаяньем.
                                    24.10.2019
 
 
lazar_kr
08 September 2019 @ 12:01 pm
***
Одиночество пахнет соседской сдобой,  дождями в еловых лапах,  яблочным джемом,  печеной рыбой. Соседка сует пироги, мол, на вот, попробуй. Друзья угощают джемом. Беру даже рыбу. Ну,  ладно, не ем ее…   Буду вдыхать дымный запах, дорожный, нечаянный. И всем  отвечать «спасибо, спасибо, спасибо». Не разговор,  а все-таки и не молчание. Так даже легче – какая не пройденная дорога! Есть и друзья, и соседи, и яблочный джем со сдобой,  в конце концов даже рыба… Снова прощать и  прощаться?  Знаешь, слова, калечат,  так что не трогай их.  Просто скажу «спасибо». И  можно не возвращаться.
8.09.2019
 
 
 
lazar_kr
18 April 2018 @ 09:16 pm
Лидер Сербской радикальной партии (СР)  Воислав Шешель перед входом в скупщину Сербии обругал хорватскую парламентскую делегацию и  сжег флаг Хорватии. Когда  члены хорватской делегации, не видевшие инцидента, узнали о нем из информации, размещенной на  сайте СРС, они прервали визит в Сербию. Такое решение было принято после телефонного разговора председателя Хорватского сабора Горданы Ядранкович с премьером Хорватии Андреем Пленковичеми.
Председатель парламента Сербии Мая Гойкович и премьер-министр страны Ана Брнабич резко осудили поступок Шешеля.
****
Данас је др Војислав Шешељ, председник Српске радикалне странке, око 12.00 часова ушао у зграду Народне Скупштине Републике Србије. Са њим је био народни посланик радикала Филип Стојановић.Када је на улазу у Скупштину угледао хрватску заставу, притрчао је, оборио стег на бетон, покушао да исцепа заставу, а онда су је он и Филип Стојановић газили ногама.Пет чланова обезбеђења нису били у стању да им отму заставу и стег. Кад су завршили са гажењем заставе, ушли су у скупштинско предворје, где се налазила цела делегација Хрватског сабора. Шешељ им је пришао и рекао: Сад сам вам тамо напољу изгазио усташку заставу, јебем вам мајку усташку свима!“, а затим је продужио у скупштинску салу да обавља своје редовне посланичке дужности.


11
 
 
lazar_kr
03 December 2016 @ 06:12 pm
                ***
Не поймешь – один или со всеми,
Долгожданный гость или незваный.
Табаком и кофе пахнет время
В крагуевской маленькой кафане.

За стеклом неразличимы лица,
Над дверями звякнет колокольчик –
Мы по обе стороны границы,
Путь не кончен – никогда не кончен.

Так легко войти и выйти сдуру,
Посчитав границы плевым делом.
Старики расставили фигуры
В уголке кафаны черно-белом.

Разберись – по центру или с краю
Курим, кофе пьем, считаем сдачу.
Мы играем, нами ли играют –
Победитель ничего не значит.

Не поймешь – один или со всеми.
Вот и солнце прячется за крыши.
Табаком и кофе пахнет время,
Мир все тот же, да зима все ближе...
                                      23.11.2016, Крагуевац

IMG_4089

Read more...Collapse )
Зима в Сребренице
Сквозь темноту прорежется
Наших следов тропа.
Снежные строки Сребреницы –
Завтрашняя судьба.

Манит детей забавами
Зимнее торжество.
Близится не кровавое –
Белое Рождество.

Вечно здесь не продержится
Злобное воронье!
Сербские строки Сребреницы –
Будущее ее.
                  1.12.2016, Карно, Республика Сербская

IMG_4208
 
 
 
lazar_kr
19 December 2009 @ 08:11 pm
  В четверг позвонил один уважаемый мной человек. 

- Как дела? – спрашивает. А чего говорить-то? Последний раз перед этим по телефону беседовали во вторник, а в прошлое воскресенье – так вообще виделись, в ресторане вместе обедали.

- Нормально, - отвечаю. - Потихоньку.

- Работаете?

- Работаю.

- Так, может, я не вовремя?

- Да нет, сейчас есть время как раз.

 - Да, вот Егор Гайдар умер…

Понимаю, что поговорить он хочет именно об этом. А мне об этом как раз чертовски не хочется.

- Да, умер… - Я молчу. Он молчит. Потом, вздыхая, продолжает:

- Я уже позвонил, соболезнование семье выразил. Наверное, надо и на прощание сходить.

- Ну, я-то, поймите меня правильно, никаких эмоций по этому поводу не испытываю. Родные его переживают, горюют, это конечно.

- А я ведь его еще мальчиком знал лет 11-12. Это в конце 60-х было. Их семья в Белграде тогда жила. Я дружил с ними, с отцом – Тимуром, с матерью его. Она  внучка Бажова, знаете? Сербской литературой 19 века занималась (может, и 18 – не помню – это моя ремарка).

- Ну, про Тимура Гайдара мне только хорошее доводилось слышать. Я знаю людей, которые с ним были хорошо знакомы, - уж лучше говорить про Тимура, раз уж тема такая скользкая. Но не получается. – Я понимаю, когда человека лично знаешь, да еще со времен его детства – все по-другому воспринимается. Но у меня, да и у миллионов и миллионов наших сограждан нет ни малейших причин поминать его добрым словом.

А про себя вспоминаю Олины слова: «Везде он наследил!» В смысле – Егор Гайдар. Это она о том, что сперва жил в любимом ею Белграде, потом – на не менее любимой ею Кубе.

- Да, я понимаю… Мать его в начале 90-х годов – а я часто тогда в Москве бывал и иногда заходил к ним – говорила: «Егор спас нас от голода».

Я не выдерживаю, и начинаю горько смеяться:

- Да уж конечно! Свою семью он от голода спас. А нашу – и еще тысячи – вверг в этот самый голод. Понимаете, в 1992 – 1993-м мы, бывало, по-настоящему, без преувеличений – голодали. В 1991-м тоже очень тяжело было, когда все пропало. Отдельный разговор, почему все пропало – а потом сразу вдруг появилось. Но не так, как в 1992, когда ни на что не хватало денег, которые тут же обесценивались. В 1991 было тяжело, утомительно, унизительно, хотелось яиц и сыра. А в 1992 – именно голодно. И между прочим, фигня, что очередей не стало при Гайдаре. Знаете, почему моя мать не испугалась 1 мая 1993 года, когда кроваво была разогнана праздничная демонстрация? Потому что из дома мы с ней вышли одновременно: я – на демонстрацию, она – по магазинам. А вернуться мне удалось раньше, и даже привести себя в порядок до ее прихода. Только 15-летний брат, включивший ТВ и увидевший побоище в новостях, по квартире метался. А мама пришла домой довольная: семь часов простояла в очереди – и купила дешевое мясо. Это май 1993 – полтора года «шоковой терапии».

- Да все я понимаю, я тогда часто в Москве бывал, видел, какая тут беда, - повторяет мой собеседник. 

Но я не знаю – точно ли он понимает, что это такое: приходишь домой с учебы – и только кусок сухого хлеба и смородиновое варенье с лета – которое можно с горячей водой намешать, вместо чая и сахара.  Наш разговор навел меня на мысль покопаться в своих старых дневниках 1992 – 1994 годов. Велись они с перерывами: порой записи каждый день, иногда – пропущены недели, а то и месяцы. Конечно, это не ЖЖ, не блог, а дневник «для себя». Там много всяких личных переживаний и самокопаний – вовсе не для чужого глаза. Или вещи, которые интересны только мне и близким знакомым. Много стихов – своих и чужих, а также о стихах. Есть хитрые математические задачки – с решениями и без. Но есть и то, что представляет, как мне кажется, интерес для «исторической памяти». За 16 – 17 лет , особенно с юности, человек сильно меняется. Понятно, что иногда патетический тон или наивности тех времен меня смешат или удивляют. Но из песни ушедших времен, как говорится, слова не выкинешь. Вот некоторые фрагменты жизни и интересов – моих и моих близких – времен гайдаровских реформ в 1992 – 1993 годах. В скобах - мои замечания и комментарии из сегодняшнего дня.

13.05.1992

Read more...Collapse ) 

Стоматология для Вас - имплантация зубов.